Как в уездном городе N спасали марксизм-ленинизм

Автор: Алиса Беленькая. Дата публикации: .

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

img 14412628 10 0Ну что, вздохнули облегченно в нашем доме творчества уездного города то ли N, а может быть, G, Новый год закончился, а с ним и суета суетная, детские праздники и елки, сопровождаемые бесконечным мытьем полов, тащат ведь снег на валенках в помещение, сорванцы, не переобуваются. Длинные чаепития для ветеранов всех категорий, собрали бы уж всех вместе, поди, мало, кого осталось, старенькие, кто не ходит уже, а кто и отошел в мир иной, и им веселее, и у нас чище; и голубые огоньки для жителей этого самого городка, которые любое застолье превращают в голубые и фиолетовые огоньки под глазом соседа за столом. Пора бы и мишуру убирать, так порешили в нашем коллективе и приступили к сбору искусственной ёлки!

По причине скудности мероприятий в нашем доме творчества, да и во всем городе, убрать елку- это очень важное событие на день- на два, даже не звоните нам, мы заняты так, что самим страшно! Приходите завтра. Это вам не заголовки писать и открытки на стенд клеить, это же елка! Как ее вы уберете, так она и пролежит, традиции уже есть к этому событию, например, вытащить из дальних углов все ящики и коробки, посмотреть, что в них, и опять затолкать на место, до следующего года.

- Зинаида Семеновна, тащите сюда вон ту большую коробку из кладовки, будем в нее ёлку складывать!

- А почему я должна нести эту коробку? Я вообще мишуру со стен снимаю! И она пыльная, чихаю же!

- Олечка, ну-ка иди сюда, тащи большую коробку из кладовки, будем в нее ёлку складывать!

Олечка, выпускница педагогического училища, пришла к нам осенью. Хрупкая, маленькая, в чем только жизнь держится. Зато детки ее любят, часами с ней книжки читают, Чехова, Тургенева. Даже я вечерами их книжки «подворовываю», подчитываю. Эх, молодость! Дай ей, Бог, сохранить эту трепетность и чистоту, у нас то тут не институты благородных девиц, можем и матерком совещания совещанить... Одним словом, Олечка безотказный человечек, вот все и ездят на ней, то сделай, это принеси, туда сходи… Проходит пять минут, приходит Олечка без коробки.

- Я не могу принести ее из кладовки, в ней лежит Карл Маркс, он такой тяжелый, я не смогла его перетащить одна!

- А кто туда Маркса засунул? Это сантехник наш что ли? Маркс же стоял около туалета, трубу прикрывал.

- Зинаида Семеновна, помогите Оле Маркса перетащить, отнесите его опять к туалету, на его место, пусть там стоит, пока трубы не заменим. Тут заходит Петр Степаныч, наш вышеупомянутый сантехник, красный лицом, то ли с мороза, то ли со вчерашнего голубого огонька.

- Здравствуйте, бабоньки. Чего двигаем? Давайте за пятьдесят грамм вашего Карла мигом пристрою на место… к Ленину, я же к трубе Ленина поставил, правда, из-за лысины его течь все равно видна, высоты ему не хватает. Да пусть рядом стоят, может, очередной том «Капитала» напишут.

И начал ржать, как конь! Эх, Степаныч, твой черный воронок давно уж на помойке сгнил, а то бы так не голосил.

- Ничего, потесните Ленина, утрамбуйте и этого тоже в туалет.

Машина по весне приедет, увезут в музей современного искусства наших классиков идей. На днях заезжали какие-то столичные художники, франты, наша Олечка чуть от стеснения не умерла, так и ушла в дальнюю комнату. Мы, говорят, авангардисты, интерьеры модные оформляем. Нет ли у вас, спрашивают, и Энгельса до кучи? А как же, есть, говорим, Энгельс у нас на вес золота, мы им прореху в заборе закрыли, вон, стоит в снегу, как в шапочке. На днях ребятишки хулиганили, красками его разукрасили, мне бы им тряпкой по заду, а самой смешно стало. Потом снег краски смыл, теперь Энгельс сам как авангардист, в подтеках стоит на ветру и морозе.

- До весны там уже все сгниет от воды, там уже и так лужа от трубы, все капает и течет, от Маркса с Лениным ничего не останется, они же гипсовые!

- Да, к тому же сыпятся оба, хлам один от них... Надо их перенести в другое место, что бы им сухо было. Давайте подумаем, куда их поставим?

Так как Петру Степанычу не нашлось запрашиваемых пятьдесят грамм, голубые огоньки прошли на ура, ни колбасы, ни водочки, Маркса двигал он с большой неохотой, далее подвел итог милой беседе в ключе марксизма-ленинизма:

- Знаете что, пусть уж стоят там, в туалете, а этот (он махнул на Энгельса в стиле Пикасо) на морозце целей будет. А коль трубу прорвет, то мы их в пакеты сложим и на свалку! Да не переживайте! Доживут до весны, они парни крепкие, вон, со времен Октябрьской сколько всего сменилось, а они, хоть и гипсовые, еще на что-то годятся: сейчас в туалете фен-шуй создают, а потом, смотри ка, купит их богатей из Америки, и будут они жить в особняке, как будто коммунизм построили. А по факту, бабоньки, это ж мы их так, народ, можно сказать, к коммунизму то…

Олечка тихо охнула, пораженная глубокой политической философией Петра Степаныча.

(написано со слов Марии Васильевны, технического работника дома творчества.)

joomline.net

Похожие материалы:

Более старые статьи:

Tags: публицистика, литература, праздники

Категория: Публицистика.

Печать